6 нояб. 2009 г.

Письма из экспедиций-2. 1980

Вторая экспедиция. 80-2. 15-17.10. 1980.
Чувашская Республика, Ядринский р-н, д.д. Персирланы, Чербай, Орабакасы. Участники - Г.Н. Иванов, В.А. Рязанцев.
Первая страничка первой экспедиционной тетради. В первых поездках записи велись в произвольном виде, в тетрадях и блокнотах.

Узор масмака. Зарисовка в тетради.
Из записей по итогам экспедиции
15 октября 1980 г. Используя хорошую погоду, с Виктором Рязанцевым поехал в Ядринский р-н. Кроме погоды, было еще несколько причин: хотелось поменять обстановку, набрать материала для обработки и осмысления зимой. Хотелось еще раз увидеть те вещи, которые летом (в первой экспедиции) понравились мне, но остались в деревне. В мечтах виднелись и резные ковши из д. Чербай, жбаны Муравьевых, разные архивы старых лет и даже старые книги… Все это было сформулировано в 4 пунктах наших задач, в записях по этой поездке.
Командировочных получил 9 руб., из них 1 р. 77 коп. израсходовал на билет до г. Ядрина.
Доехав до Ядрина, пошли пешком до ресторана, оттуда попутным грузовым транспортом протрясись до моста, оттуда пошли пешком, меняясь рюкзакам. Прошли Ямозово (обычный поселок рабоче-крестьянского типа), дорога не грязная, мало машин. Но было пыльно, серо, со спиртзавода пахло брагой. Лес за Ямозово, в основном дубовый, покрылся благородным охристо-золотым, неярким цветом, с голубизной в тенях. Шагать было легко, приятно, не холодно.
В поле, приближаясь к деревне скорым шагом и предаваясь разным разговорам, мы прошли мимо нескольких женщин, сидящих у дороги. Они окликнули нас сами, вроде бы шутя. Я ответил в том же тоне, что мы и куда мы, затем подошел, они узнали меня (помнили с прошлого раза). Я подсел к ним, и поговорили о том, о сем, выяснилось, что здесь же сидит Былинкина Нина, к которой я планировал пойти. Они насоветовали мне многое. Я кое-что записал, а они пригласили и к себе вечером, пообещав показать вещи, - но не сразу, а подзадоривая одна другую.
Я заметил тогда (потом еще более уверился в этом впечатлении), что с группой женщин или даже с двумя из них разговаривать лучше – они много знают друг о друге, и среди них находятся такие, что буквально уговаривают или требуют настойчиво то-то и то-то, насмехаясь: «Тебе-то они зачем?». Коллектив сильнее и здесь. Результаты прекрасные, в этом я убедился три-четыре раза. И, кроме того, трудно ответить, разговорить одного чужого человека, вызвать его на откровенность. В общем, это уже психологически тонкости, которые мы должны знать и использовать.
Второй урок – не проходи мимо, гордо подняв голову. В этот раз пришлось бы начать почти с нуля, если бы они не заговорили с нами.
Еще в Чебоксарах я составил план из четырех пунктов: посетить Былинкину, Муравьевых, старого часового мастера и Тимонина из Чорбай. С женщинами я поговорил, выяснил, кто, где живет. После разговора бодрее зашагали в деревню, там первый удар – столовая не работает, магазин закрыт. После беседы в сельсовете зашли в школу к одной учительнице. Беседа не получилась, ничего она не пообещала.
Пошли искать столовую в соседнее село Балдаево, с церковью (где-то ок. конца XIX в. или середины), может быть. По дороге подкрепились Витиным НЗ (начали уже в Ядрине, автобусе). Церковь производит сильное впечатление по сравнению с соседними домами. Красный кирпич, в швах осталась побелка, и поверхность получается очень живописной.
В Балдаеве ничего не добились, пошли обратно в Персирланы. Там-то и начало немного везти.
На старой улице уже в начале, заметили несколько женщин на бревнах, подошли. Беседа дала результат – две женщины вынесли тканой пояс, сурпаны, рубаху. Рубаху хотели только продавать – и на самом деле, она была чистой, с ажурным вяз. на подоле, - не меньше двадцати руб. Пошли дальше.
Муравьевы. К ним попали поздно, около 4 часов. Уже издалека видно, как красиво расположен этот переулочек вдоль оврага (он справа). Сама улица чистая, зеленая, тут же пруд и везде – высокие деревья. Особенно тихо и спокойно было здесь летом, когда зелень была еще молодой, яркой.
Изба все такая же, с переломанным крылечком, в темных сенях опять кадки, корзины, аккуратно сложенные газеты. Дома был сам Муравьев, и хозяйка опять возилась с полом – мыла его, (пол недокрашенный) Павел Петрович оказался довольно еще молодым, подвижным, культурно разговорчивым (из местных неофиц. интеллигентов, знатоков жизни и международного положения). Худощавый, шапку, кажется, не снял за все время. Выяснили, что женщина - его сестра.
Начали разговор издалека, ввели в курс дела, сестра нас вспомнила, чувствовалась какая-то в ней настороженность, подозрительность что-ли. Может быть, таков у нее характер. Все-таки упросили показать вещи. Для начала поглядели небоьшие картины, которые висели на стене. Это масло на фанере - возможно, это был ширпотреб рыночного художника. На обороте никаких надписей, дат. Пока хозяин снимал картины, раскручивая бечевки и стряхивал пыль, я перебрал «архив», заложенный за них по деревенскому обычаю. Записные книжки, старые документы, накладные, газеты, чистая бумага, тетради – все это, конечно, интересно, но нам нужно другое.
Поглядели жбан и бурак с тисненным узором. У чувашей - интересное сочетание утилитарного и эстетического отношение к вещам, последнее даже преобладает. Правда, некоторые люди высказывали некоторое пренебрежение: вот, мол, были когда-то вещи красивые, резные, да все испортилось, прохудилось, поэтому все выбросили, сожгли и т. п… А пожилая пара Муравьевых не переставала любоваться вещами; они твердо отказались дать, продать их: «Насмотримся хоть до своей смерти».
Вместе с хозяйкой мы вышли в сени, я тайком начал швыряться, как бы нечаянно находя то кошель, то деревянную коробочку. П.П. очень подробно, с любовной улыбкой рассказывал, как делал он эту коробочку, да в како;;м еще классе, как на спор сплел кошель. Какой он молодец, что изготовил станок для щепы и т. п. и т. д. Ничего не дал.
Были у старого часовщика. Кажется, это Павел Ефимович. Я даже не ожидал, что он жив, сидит, и что-то ремонтирует в электроплитке. Довольно веселый нрав, что-то даже шутит. Висят в основном ходики, но на почетном месте – Франкот и Павел Буре (Франко). Подошли, поглядели. Франко более изящны – и циферблат, и с резными накладками футляр темного дерева – сделаны тонко. И глядя на циферблат цвета отполированной слоновой кости, я вспомнил старые дедушкины часы с такими же римскими цифрами и в таком же деревянном футляре со стеклами, и такой же бронзовый или латунный маятник. Увы, самые последние обломки сгорели в 1976 г. на нашем чердаке. Часы он был готов даже продать нам, но жена, как и многие местные жены, решительно была против. Сама она вынесла несколько вышивок, в т.ч. первую для нас подвеску сарă.
Былинкина Нина Степ., род. 1922, вдова Николая. Встретил нас (уже в полной темноте) сын, подождали ее, хотя вещи были уже заготовлены – ведь надо же поесть да поспать…
Посидели, побеседовали. Выяснил, что масмак носят ленточками вверх.
Предметов - 92
Информаторы (из дневника)
Н.А.Сорокина. 1896. «Апи вутран туя пек тухса юлнă. Вышивала в 17-18 лет.».
Красная основа масмака или хулчи наз. Хфранцусски – французский.
Кашталла – масмак с поперечными мотивами в орнаменте (см. рис.).
Все женщины жали рожь в полных костюмах с украшениями, особенно в начале и конце жатвы. На праздники одеваись еще наряднее.
Занимались тканьем редко, особенно в последнее время.
Пурак – пенальчик для карандашей, сделанный из дерева.
Лакăм – деревянный сосуд.
Кленче ени – оплетка бутыли
1. Сурпан кр-бел. Узор по периметру – с косыми элементами (см. рис.).
2. масмак узкий (см. рис.).
3. масмак с зеленой тесьмой на волнистой основе, с черной подкладкой (см. рис.)
4. рубаха женская (плечи порваны, без вышивки).
Тургина Елизавета Ефимовна. 1925. Дер. Чорбай.
Владелец из Чебаково Ядринского р-на.
1. Сурпан с блестками.
2. Чепчушка.
Тимошин – жена болеет, не хочет ничего отдавать.
У магазина встретились и поговорили с женщинами.

Информаторы 1980, 1 - 2. Ядринский р-н ЧР.
1. Александрова Екатерина Федоровна (1881–1941).
2. Андреева Евдокия (1880–1947). Вышивальщица.
3. Бажайкина Лидия Григорьевна. Владелец.
4. Былинкин Николай. Деревянные вещи (ковш, плетеные изделия).
5. Былинкина Нина Степановна. 1922.
6. Былинкина Мария Федоровна. (1888–1972). Вышивальщица.
7. Егорова Христина Егоровна. 1923.
8. Емельянова Матрена Даниловна (1895–1977).
9. Иванова Мария Архиповна. Масмаки, сурпаны.
10. Кириллова Лидия Кирилловна (1890-1978)
11. Козлов Павел Ефимович. Коллекция часов.
12. Козлова Феодосия Андреевна (1905–?).
13. Кондратьева Татьяна Кирилловна. 1915. Сурпаны.
14. Николаева Анастасия Захаровна. 1922. Кошель.
15. Серебрякова Мария Григорьевна. 1915. Вышивальщица.
16. Сорокина Наталья Арсентьевна (1896-?). д. Персирланы. Сурпаны.
17. Степанова Анна Леонтьевна. 1913.
18. Тимонин Федор. Чербай. Лубяная корзина.
19. Тургина Елизавета Ефимовна. 1925. д. Чербай (род. в с. Чебаково).
20. Удейкина Степанида Романовна. 1919. д. Орабакасы. Вышивальщица.
21. Филиппова Феодосия Павловна. 1912. Владелец.
22. Чугунова Матрена Алексеевна (1900–?). Вышивальщица.
23. Яшкина Агафья Макитоновна. 1906. Вышивальщица.
24. Яшкина Мария Никифоровна (1900–1951). д. Чербай. Вышивальщица

Комментариев нет:

Отправить комментарий