7 нояб. 2009 г.

Письма из экспедиции-7. 1982 г.

Экспедиция 1982-4. 1-3.06. 1982.
Марийская АССР, Килемарский р-н, д. Котенкино и др.
Г.Н.Иванов, В.А. Рязанцев, П.М. Васютин.
Задачи: Сбор экспонатов и материалов для сравнительного анализа марийского и чувашского народного искусства.
Краткое описание:Первая экспедиция за пределами Республики, первое знакомство с марийской народной культурой. Участвовал Петр Михайлович Васютин – брат Ирины М. Рязанцевой (Васютиной), депутат Йошкар-Олинского городского совета. Он помогал налаживать контакты с людьми, на марийском языке. Итоги: фотосъемка, сбор экспонатов. 10-ая по счету поездка.

Марийское Заволжье в каких-то 30 км от Волги показалось совершенно далеким северным краем. Деревья и вся зелень почему-то выглядели ярко, свежо, несмотря на дождливое состояние природы. С неба падал дождь – почти без ветра, вертикально. Приходилось прикрывать головы и рюкзаки кусками полиэтилена, отчего вода затекала в приподнятые рукава.
Первая деревня с забавным названием Котенкино стояла в лесу – по крайней мере, с трех сторон она была окружена лесом. Мы пришли пешком, по узкоколейке. Дождь закончился. Деревянные стены стали сплошь темно-серыми, на улицах не было видно привычных нам палисадников и «деревенских» деревьев, поэтому они казались еще более пустыми.
Вид лесной деревни был мне непривычен, поскольку с детства бывал только в небольшом грибном лесочке и роще вблизи бабушкиной деревни Синьял, а в Заволжье выезжал редко, за грибами или на соревнования в студенческие годы. Даже в этот летний день окружение показалось мне очень суровым – зеленый луг, дальше зеленый лес с ритмичными темными треугольниками высоких елей. Именно эти почти черные пятна не дают забываться, держат в каком-то напряжении и мешают настроиться на лирический лад.
В полевом дневнике было отражено мое восприятие: «Возможно, здесь красиво, и этим можно восхищаться, но долго жить в таком пейзаже, да еще в дождливые дни, недели и месяцы? Наверное, осенью единственной радостью является более цветная палитра природы, да еще радуют дары леса, т.ск.». Однако экспедиция шла очень успешно, интересно, и в общем-то, ныне я не могу вспомнить какого-то уныния. Было много сильных зрительных и просто жизненных впечатлений.
Снова дождь, встреча в избе. У окна на кровати лежит парень в одежде, курит. Пока с ним разговаривали, он выкурил еще одну сигарету, проходил по комнате, поглядел во двор, вырисовываясь силуэтом на фоне светлого неба и серых построек. Снова лег, продолжая курить.
Затем еще одна странная встреча в избе. Народу было больше, сидели по лавкам вдоль стен, а в центре полутемной избы на продавленной постели (раскладушке?) – словом, где-то внизу, на уровне пола – лежала длинная, худая старуха. Она была прикрыта каким-то покрывалом, из-под которого едва можно было усмотреть очертания лицо. На лавке у окна двое детей играли в карты. Непонятно было, почему постель стоит в таком странном месте, для чего тут собрались люди.
Уже выходя из дома, я заметил, что зеркало было закрыто - заклеено газетой. Эта женщина уже скончалась, а я не понял этого в наступающих сумерках? А может быть, люди только прощались с ней?
После этих встреч осталось тяжелое чувство. А дождь все шел – то усиливался, то слабел, и тогда светлело небо, резче становились зубчатые очертания елей на фоне ярко-зеленого леса.
Идиллически зеленая, тихая улочка-тупичок в 10-12 домов у самого края леса. Людей не было, лишь через ворота пообщались с одной молодушкой, потом пошли дальше, к небольшой избушке. Она «являла собой», как писали в старину, нечто экзотическое и нечто страшное. Мы зашли вовнутрь. Под навесом сеней были только полугнилые доски, наложенные друг на друга, в избе – черные стены, ободранная печь и по углам – целые пласты отклеившихся грязных обоев. На столе были всякие остатки и три буханки хлеба – признаки недавнего пребывания живых людей. Я осторожно прошел по комнате, осмотрелся вокруг, и когда уже отходил от небольшого киота, с печи вдруг спрыгнула большая белая кошка. Я вздрогнул, хотя не верил ни во что мистическое, но здесь можно было ожидать всего...
Почти ни одно строение не запомнилось в цвете – все казалось неопределенно серым, грязноватым, кроме 2-3 изб.

Привезли 3 сурпана (шарпана), в т.ч. 1 - старинный, втор. половины 19 в. Ценный экспонат: праздничный поясок.

Комментариев нет:

Отправить комментарий